суббота, 15 октября 2022 г.

У них был один шанс на миллион, они почти справились, но им помешал белый котёнок


У них был один шанс на миллион, они почти справились, но им помешал белый котёнок

Все слышали про «эффект бабочки». Время от времени случайность, которой никакого особого значения мы не придавали, может перевернуть всю нашу жизнь… Так и случилось с героями этой статьи. Только в качестве «бабочки» выступил котенок. Обычный белый котенок.

Эдвард Лоренц впервые применил термин «эффект бабочки»: один взмах крыльями бабочки в Айове, может вызвать лавину эффектов, которые могут достигнуть высшей точки в дождливый сезон в Индонезии.

…У них был один шанс на миллион и они это прекрасно осознавали. Терять им было нечего. Сентябрь 1950 года выдался сухим и теплым. Неяркое солнце клонилось за горизонт. Вечер выходного дня. Двое интеллигентного вида мужчин в двубортных костюмах сидели на травке и меланхолично переставляли на доске шахматные фигуры.

Вполне себе мирная картина. Но только нервы игроков были напряжены до предела. Сегодня они решили осуществить задуманное. Их фамилии были Тэнно и Жданок. Оба они являлись заключенными Дальнего лагеря МВД (Особлаг № 11, только что образованный на базе 6-го отделения Песчаного лагеря в Казахстане) и готовили побег.


Тэнно попал в жернова ГУЛАГа из-за того, что будучи морским офицером, ходил на английских конвойных судах во Вторую мировую войну, окончил военный институт иностранных языков и вообще слишком много знал. Вместе с ним была арестована его жена Наталия Константиновна вместе с грудным ребенком, который вскоре умер. Так что терять Тэнно было нечего.

А пока заключенные сидели за бараком на пустыре, расстелив телогрейки. Почему в костюмах? Да потому, что только закончилась репетиция лагерного кружка самодеятельности, где оба участвовали в сценке «на злобу дня».

Осталось дождаться как только зайдет солнце. Так получилось, что Тэнно, осужденный на 25 лет лагерей по статье 58, вскоре после прибытия в казахский лагерь нашел себе сообщника — шустрого неунывающего белоруса по фамилии Жданок. Все произошло спонтанно. Они понимали друг друга с полувзгляда и были заодно.


На известковом заводе, где они оба работали, сломалась рестворомешалка. Пока вызванный с воли электрик разбирался в поломке, а Тэнно его отвлекал, Жданок ювелирно вытащил из его кармана кусачки. Ими можно перекусить колючую проволоку. Теперь надо было найти ножи. Их выточили из обломков лопаты.

С одеждой пришлось схитрить: записаться в кружок самодеятельности и получить доступ к реквизиту. Тэнно в юности работал в цирке и кое-что умел. Так у них появились два костюма для выступлений и объемный старый кожаный портфель. Эти вещи должны были пригодиться для маскировки на воле. В них Тэнно и Жданок сойдут за молодых специалистов, представителей интеллигенции.

План побега постепенно зрел и совершенствовался. Имея доступ к прессе, Тэнно изучал газеты с целью выяснения названий местных колхозов в прилагерной зоне, имена их председателей и географию района за колючей проволокой.

План был таков: в сумерках, как раз перед тем, как выпустят служебных собак, перекусить кусачками колючую проволоку, нырнуть в образовавшийся лаз, переодеться в гражданское, тут же, в вольной зоне, где живет обслуживающий персонал, поймать попутную машину и мчаться в ближайшее село.

Оттуда пробираться к Иртышу, он в 200 километрах от лагеря. По реке на лодке спуститься до Омска, а там сесть на поезд и ехать в Белоруссию, на родину к Жданку, где можно выправить фальшивые документы. Оба мужчины были молоды и физически сильны.


…Тень от сторожевой вышки с заскучавшим солдатиком тянулась через поляну, где сидели Тэнно и Жданок. Охранник привык к виду неподвижно сидящих шахматистов и не смотрел уже на них. Расчет беглецов был таким: пробраться под эту самую вышку как только стемнеет и начать резать проволоку именно там.

…Солнце закатилось за горизонт. Пора! Вжимаясь в траву, ползти к ограде. Достать кусачки и резать проволоку. Черт, как громко! Замереть и ждать автоматной очереди в спину. Унять гулко бьющееся сердце и снова резать. Нырнуть за забор, притаиться в давно примеченной ямке. Жданок уже рядом. Первый этап пройден. Тихо…

Лежать, отдышаться. Ползком в сторону воли. На достаточном расстоянии от вышки встали и двинулись к дороге. Выстрелов нет. Внезапно — неожиданная случайность, роковое совпадение, изменившее весь ход побега. На зоне вдруг гаснет свет.

С вышек начинают палить ракетами. Неужели обнаружили? Значит, сейчас спустят собак. Это конец. Тэнно и Жданок бегут в степь, все дальше от дороги, задыхаясь, перебегая от дерева к дереву, словно загнанные звери, лишь бы подальше от зоны. Какая там попутная машина!? Только бы укрыться. Не важно, что с собой нет ни еды, ни воды…

Они не знали, что в лагере на несколько минут просто погас свет и ракетами палили для порядка. Пока беглецов никто не хватился. Это будет позже. Они могли спокойно действовать по своему плану, уехать на попутке. Но все пошло не так.


Тэнно и Жданок шли, заметая следы, опасаясь погони, углубляясь в степь. В крови разливался адреналиновый коктейль: пьянящее чувство свободы, эйфория, радость. Ночь была звездной и тихой.

Вскоре ноги беглецов стали гудеть. Немного передохнув, они двигались дальше. С рассветом залегли в кустарник. Идти при дневном освещении больше было нельзя: степь могли осматривать с вертолета.

Как только стемнело, двинулись вперед. Опытные товарищи в лагере говорили: «Главное правило побегов в Казахстане — бежать только весной, когда есть вода в степи!»


Тэнно и Жданок, бежавшие осенью, планировали быстро проехать степь на машине, однако попали в ловушку. Вот уже четвертый день они шли без воды по сухим солончакам, рассасывая глюкозу в таблетках, которую удалось взять с собой в портфеле и жевали сухие макароны.

Они присаживались отдыхать все чаще и чаще. Оба думали только о воде. Почки отказывали: мочились мало и с кровью. Однажды набрели на пустую юрту, рядом с которой стоял самовар.

Бросились к нему, опасаясь, что это мираж. Оказалось — настоящий! Однако самовар был практически пуст. Но им досталось по глотку воды.

На пятые сутки решили попросить воды у местных, выйдя к какому-то поселку. Местные жители отнеслись недоверчиво: помогать никто не хотел, отсылали в соседний поселок за два километра. В отчаянии беглецы зашли в юрту казахов и увидели пиалы с кумысом. В голове помутилось.


Тэнно достал нож и загнал хозяина в угол. Хозяйка завыла дурным голосом. Схватив пиалы, они начали жадно пить. Живительной влагой разливался кумыс. Пили, смакуя каждый глоток. Если бы хозяин сразу налил им воды, может, и не было бы ничего.

Однако теперь терять было нечего. Они обыскали юрту и нашли припрятанного вяленого барана, лепешки из теста, набрали ведро воды, прихватили лошадь с уздечкой и понеслись в степь.


К утру выехали к Иртышу. Не веря своему счастью, купались и стирали одежду. Потом нашли лодку и поплыли вниз по реке. Плыли всю ночь. Под утро сделали остановку на островке.

Это был настоящий Эдем: песчаный пляж, осеннее мягкое солнышко, с собой достаточно еды и есть вода. Смело жгли костер, готовили суп и кашу. Их уединение нарушил местный рыбак.

Представились туристами из центра. Рыбак сделал вид, что поверил. У них было численное преимущество. Надо было сниматься с места, пробираться в Омск, на железнодорожный вокзал, а затем на поезд.


Чем ближе подплывали к Омску, тем было тревожнее. Больше беспокоило беглецов то, что они за время побега обросли бородами. Люди в таких костюмах должны быть чисто выбриты, а их «ножи» затупились. Начались ночные холода. Жданок просил:

— Давай попросимся в какой-нибудь дом переночевать? Заодно попросим бритву, приведем себя в порядок — и на поезд.


Тэнно понимал: нельзя. Жданок настаивал. Спрятав лодку в кустах, вышли на берег и познакомились с местным бакенщиком — хмурым, неприветливым мужиком. Сказали ему:

— Мы сами из Омска. Попали в переплет. Лодку вместе с вещами унесло течением.

Разговорились. Тэнно и Жданок попросились к нему побриться и привести себя в порядок. Пока шли, мужик спросил:

— Как там жизнь в Омске?

— Э-э-э… Перебои там с продуктами, как и везде. И с промтоварами.

Мужик хмыкнул: перебои у вас? Однако привел к себе, но вскоре вышел за какой-то надобностью, но быстро вернулся. Заглянул его сосед, который оглядел гостей недобрым взглядом и тут же исчез.

Тэнно заподозрил неладное. Он метнулся к туалету и, выглянув из-за забора, увидел, как дом окружают. В воздухе прогремела автоматная очередь. Автоматчики вышли из кустов и встали поперек дороги. Беглецов загнали в ловушку. Это был конец.

Связанный и брошенный на пол в кузов грузовика с окровавленным лицом и разбитым носом, Тэнно возвращался в своих мыслях к началу побега. Когда он упустил шанс? И был ли этот шанс? Был…

Кто-то там наверху распорядился так, что этот шанс у них был. За день до роковой встречи с бакенщиком беглецы увидели посреди реки тяжело груженную лодку. Когда они подгребли поближе, присмотрелись и поняли, что это семейная пара: какой-то мужик со всем своим скарбом и женой — явно переселяются куда-то.

Значит, у них есть с собой все: запас еды, деньги, бритва и даже документы. И переселенцев никто не хватится. От этой мысли потеплело на душе. Беглецы довольно резко окликнули пару и решительно прижали лодку к берегу:

— Мы из опергруппы. Разыскиваем беглых зэков.

И потребовали у мужика показать документы. Тот перепугался, дрожащими руками протянул паспорта. Женщина в лодке напряженно ждала развязки. Вряд ли они поверили в версию с опергруппой, но два бородатых человека с совершенно дикими глазами в любом случае выглядели угрожающе.

Тэнно медлил, разглядывая паспорт. Жданок выжидающе смотрел на него. Оба понимали, что это их шанс: забрать деньги и документы, купить билеты на поезд.

Вдруг, когда уже было все решено, Тэнно почувствовал касание чего-то теплого, легкого и нежного к своей ноге. Оказалось — котенок. Обыкновенный маленький белый котенок, который выпрыгнул из лодки со скарбом и терся о ногу чужого и страшного дядьки.


Это было словно прикосновение из другой жизни, где нет лагерной баланды, где нет надзирателей, где нет стукачей. Тэнно поморщился. За годы лагерей он гордился тем, что не стал стукачом, что были «они» и были «мы».

И вот теперь надо отобрать лодку и, видимо, избавиться от мужика с бабой, иначе ведь все расскажут. Стоит ли того его свобода? Тэнно не смог. Отдал паспорта, не глядя в глаза, и буркнул: «Все хорошо, поезжайте!» И они уплыли. В ту же ночь переселенцы обратились в милицию, сообщили приметы беглецов и навели ее на след.

P.S. Беглецов поймали и судили со всей строгостью. Год их держали на особом режиме. За побег они получили дополнительный срок. Николай Жданок затерялся где-то в Сибири. А Георгий Тэнно был освобожден и и полностью реабилитирован в 1956 году. После освобождения жил в Москве, работал журналистом.

Георгий Палович Тэнно был чрезвычайно одаренным человеком и талантливым атлетом, вел научную деятельность в институте физкультуры, выпустил несколько книг, заслужив звание «родоначальника советского атлетизма». Скончался от рака печени в 56 лет, успев надиктовать Александру Солженицыну историю своего знаменитого казахстанского побега.

Его рассказ стал главой из книги «Архипелаг ГУЛАГ». Тэнно не мог смириться с положением заключенного и бежал пять раз из лагерей, за что получил прозвище «прирожденный беглец».



0 коммент.:

Отправить комментарий

Популярное

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание рекламных материалов и информационных статей, которые размещены на страницах сайта, а также за последствия их публикации и использования. Мнение авторов статей, размещённых на наших страницах, могут не совпадать с мнением редакции.
Вся предоставленная информация не может быть использована без обязательной консультации с врачом!
Copyright © Шкатулка рецептов | Powered by Blogger
Design by SimpleWpThemes | Blogger Theme by NewBloggerThemes.com & Distributed By Protemplateslab