понедельник, 10 октября 2022 г.

«Играть дураков — талант нужен». Как Михаил Кокшенов стал любимчиком режиссера Гайдая?


«Играть дураков — талант нужен». Как Михаил Кокшенов стал любимчиком режиссера Гайдая?

16 сентября одному из любимых актеров Леонида Гайдая – знаменитому комику Михаилу Кокшенову исполнилось бы 86 лет.

Экранный образ Михаила Кокшенова всплывает в памяти легко – этакий улыбчивый рубаха-парень, простак и увалень. Если его герой ворует, то, как правило, — себе в убыток, если кого-то старается «убить», то сам чудом уносит ноги, ну а уж если в кого-то «по уши» влюбляется, то «возлюбленная» обязательно уходит к другому. Между тем в кинотусовке все знали: в реальной жизни все наоборот. Михал Михалыч совсем не прост, умен, хитер, с прекрасной деловой хваткой (недаром – сам плодовитый режиссер, небезуспешный бизнесмен) и просто фантастически везуч любви.




Последний раз он всех удивил в конце «нулевых», когда в самолете познакомился с преуспевающей бизнес-леди — гендиректором фирмы, производящей нефтепромысловое оборудование, Натальей Лепехиной и влюбился в нее как мальчишка (на восьмом-то десятке лет!). Помню, как Михал Михалыч хвастался автору этих строк, какой это кайф – будучи дедушкой, бегать к возлюбленной на «тайные» свидания. Получается, он еще и романтик.

Кокшенов развелся с женой Еленой, с которой прожил в браке 20 лет, женился и переехал вместе с новой супругой в новую 300-метровую квартиру — поближе к «Мосфильму».

С третьей женой — Натальей Лепехиной

Мы познакомились при курьезных обстоятельствах. Договорились об интервью, он назначил «стрелку» рядом с театром кукол им. Образцова, что на Садово-Самотечной улице. Но в назначенное время не пришел. Я позвонил ему – раз, два, три… «Скоро буду, — каждый раз обнадеживал Михал Михалыч, — Жди!» Я ждал часа четыре – считая шаги от входа в театр до его подъезда (Кокшенов жил в соседнем доме). Насчитал 428 шагов в одну сторону. Но он так и не появился. На следующий день Михал Михалыч объяснил: «Извини, я вчера чуть-чуть забухал и заснул. Встречаемся завтра на Цветном бульваре около цирка». Я подумал: даже хорошо, что он меня продинамил. Теперь ему придется «рассказывать все» и без ограничения по времени. Так и получилось.

В моей памяти Кокшенов остался веселым, остроумным человеком, при этом редким хитрованом, у которого везде «все схвачено» — во властных структурах, на киностудиях, в правоохранительных органах, в криминальной среде, на рынках, где он любил отовариваться свежими продуктами… Он умел достать все на свете и договориться со всеми. А еще как «бандюган» из 90-х любил погонять по Москве на внедорожнике с блатными номерами – там были одни его любимые «девятки». Кстати, до последнего регулярно ходил в спортзал. Был полон творческих планов. Что интересно, как режиссер Михал Михалыч снял 15 комедий, но самой заветной его мечтой был полнометражный фильм о войне.

Казалось, он «вечный» – намного пережил своих знаменитых партнеров и режиссеров – Гайдая, Мотыля, Даля, Высоцкого, Крамарова, Пуговкина, Фараду и многих других. Но в октябре 2017 года упал на улице. Инсульт. Почти два года медики пытались его выходить и вернуть в строй. Но чудо не произошло.

Предлагаю самые яркие фрагменты рассказов Михаила Кокшенова о своей жизни и творчестве.

«НАЙДИТЕ МНЕ ЭТОГО — «СИНЕНЬКОГО»!

«Моя мама была профессиональной актрисой, и она очень не хотела, чтобы я пошел по ее стопам. Поэтому я сначала окончил Московский индустриальный техникум, стал геологом. Но все равно параллельно бегал в драмкружок при нашем Дворце культуры. И в конце концов так захотел быть артистом, что все бросил и отнес документы в театральный.


Правда, потом долго не мог найти свою актерскую нишу. После Щукинского театрального училища я весил всего 69 килограммов при моем росте 1 метр 90. Поэтому, выходя на сцену «Маяковки», я специально «толщинки» всякие под низ одевал. Напяливал ватные штаны, телогрейку, а сверху брюки и рубашку. А потом узнал, что наш артист Борис Химичев все время «таскает железо» под сценой. Спектакль идет, а он качается себе грузами. Он мне говорит: «Позанимайся, и фактура будет обалденная, а то ходишь хлюпиком». Я начал с ним заниматься и за год 25 килограммов набрал. И вот как-то иду по киностудии таким мордоворотом, с бицепсами 42 сантиметра, и слышу: «Вы случайно не артист?» «Случайно – артист!» «Заходи!»

М. Кокшенов в фильме «Девчата», 1961 год

Моя фильмография началась с легендарной комедии Юрия Чулюкина «Девчата», куда я попал совершенно случайно. Просто среди массовки ходил, вертелся перед носом режиссера. Вот он и предложил сыграть эпизод: лесоруба, пьющего воду из графина. Я целый графин «опрокинул» в кадре, чуть не захлебнулся. Но эпизод получился смешным и в фильм вошел. Случайность! Все же в жизни — случайность…

М. Кокшенов в роли Захара Косых. Кадр из фильма «Женя, Женечка и Катюша», 1967 г.

До встречи с Леонидом Гайдаем я считался социальным героем. Моими верными партнерами на съемочной площадке были… отбойный молоток, совковая лопата, каска и кирзовые сапоги. Дело все в том, что первое время я играл одних бугаев бригадиров. У меня была типичная «советская» внешность положительная: глаз «улыбается», 36 зубов и — в робе. Вот и сыпались однотипные предложения.

Только Гайдай рассмотрел во мне комедийный дар.

В комедии «Не может быть!», 1975 год

Дело было так. 1973 год… Раньше фотографии артистов продавались в газетных киосках – черно-белые по пять копеек и цветные по восемь. Леонид Иович жил в районе метро «Аэропорт» и часто, приходя за газетой, высматривал новых актеров. И вот однажды увидел меня. Снимок был «потрясающим»: я в синем блайзере и такая полиграфия замечательная, что синий цвет плавно перетекал на лицо. В общем, я был похож на какого-то запойного алкаша со зверским взглядом. Гайдай купил мое фото и попросил ассистентов: «Найдите-ка мне вот этого – синенького!» И меня привели к нему пробоваться в комедию «Не может быть!» Я был утвержден. Потом мы с ним очень подружились, потому что Гайдай, мало того, что редкого юмора был человек, он еще и окружил себя единомышленниками. Он был первый на моей памяти режиссер, который буквально фонтанировал юморными идеями. Причем, он с годами не менялся – какой был в 40 лет, такой был и в 70. Сниматься у него было одно удовольствие!

«Спортлото-82», 1982 год

Почему Гайдай любил меня снимать? Ох, уж и не знаю! Может, типаж был его… У меня же еще административная жилка есть – я всегда умел «лицом», так сказать, хлопотать при необходимости. А Леонид Иович был такой бессребреник, что, кроме работы для него ничего не существовало, тем более, какие-то бытовые мелочи – он на них никогда внимания не обращал. Поэтому доходило до того, что его надо было спасать иногда. Однажды у нас была хохма – мы снимали «На Дерибасовской хорошая погода…» в Феодосии. Уже с гостиницами было плохо, это был 1992 год, и наша дирекция поселила всех в каком-то «диком» пансионате. Гайдая (режиссер же!) поселили в пятиместном номере, но кровати там стояли почти вплотную. И вот он заходит, пока искал выключатель, ухитрился упасть так, что перелетел через две кровати, стукнулся об третью. Производственная травма! А я сразу, как приехали, свое лицо в гостинице показал и живу по-человечески. Звонит мне в номер Нина Гребешкова: «Сделай так, чтобы немедленно Леня был в гостинице!» Естественно, тут же перевезли… К сожалению, это был последний фильм Гайдая. Хотя уже сценарий следующего был написан – про подводную лодку. Но его не стало…»

ГОТОВ БЫЛ СЫГРАТЬ ГАМЛЕТА

«Для меня комик №1 нашего кино – Евгений Леонов. Мы с Евгением Павловичем пересеклись всего один раз – на озвучании «Легенды о Тиле». Помню, он стоял у микрофона и все должны были «бить» его – «наваливались» и орали, конечно, не трогали руками, но толкались… Вдруг он как завопит: «Стоп!» Запись остановили. Все: что такое?! Леонов говорит: «Дайте я бумажник переложу, а то тут такая компания!» Все мы просто «легли» от хохота…

Между прочим, я не жалею, что у меня сложился имидж придурковатого простака. Комедийное амплуа — самое сложное, но, наверное, и счастливое для актера. Оно вне политики, вне возраста — вечное. К тому же дураков-то играть сложнее, чем умных! Талант нужен.

Минус один — одноплановость. Это сейчас немодно быть чисто комедийным артистом. А в наше время, если ты заштамповался в комедийном качестве, о роли в крутом боевике забудь. Например, я не мог выйти в образе какого-нибудь Че Гевары – все будут смеяться. Хотя я все хотел сыграть! Будучи актером театра имени Маяковского, я даже роль Гамлета выучил – а вдруг Марцевич (Эдуард Марцевич – ведущий артист театра им. Маяковского и Малого театра, — авт.). заболеет. Конечно, в глубине души я понимал, что одного чуда мало – все-таки у меня в то время был вес 100 килограмм, такая «будка»… Но, тем не менее, текст я знал назубок».

С Алексеем Булдаковым

НА СЪЕМКАХ «ХОЗЯИНА ТАЙГИ» ЧУТЬ НЕ УТОНУЛ

«Был период, когда я злоупотреблял спиртным, не буду скрывать. Но у меня это рано прошло. Лет в 16 исполнилась моя юношеская мечта – я стал геологоразведчиком. Романтика, экспедиция! И там я так бухать начал… Два стакана граненых водки накатывал запросто. Сырок «Дружба» и стакан – это было все мое меню. Меня все подначивают специально: «Молодец, Мишка, давай еще!» А я, дурак, не понимаю. И однажды после одного сильного бодуна мне один хороший человек, наш прораб, сказал: «Миша, не надо. Погибнешь!» И как-то с тех пор у меня отрубило. Поэтому, например, в театре меня трудно было уговорить – я в застольях вообще не участвовал. Мне было неинтересно — не пью, чего я там буду сидеть. Не хочу!


Причем это абсолютно не мешало общению с партнерами, например, с Далем, Высоцким. Мы очень даже здорово общались. Даль тоже в футбол любил играть… И потом Олег никогда не был запойным, он мог не пить месяц, два, три. Просто иногда мог сорваться. А так, чтобы он на площадке съемочной был пьяным – никогда в жизни. Более того, и другим не позволил бы.

С Володей Высоцким мы работали дважды — в картинах «Хозяин тайги» и «Сказ про то, как царь Петр арапа женил». Кстати, на съемках «Хозяина тайги» я чуть не утонул.

С Валерием Золотухиным в детективе «Хозяин тайги», 1968 год

Снимали фильм в Красноярске, в сентябре. По сюжету, мой герой, бравый сплавщик, срывается с бревен, плывущих по бурной реке. По бревнам за меня бежал и падал в воду дублер, и только потом в реке оказывался я. Только никто не предупредил, что вода плюс два градуса и что сапоги резиновые надо перевязывать специальной проволокой – чтобы в них не попала вода. Когда я прыгнул, они сразу наполнились водой, и меня потащило на дно. Думаю: все – конец! Ушел под воду, мысленно с жизнью попрощался, вдруг чувствую — уперся ногами во что-то твердое. Стою по шею в воде, камера работает. Бубню текст, а сам пытаюсь сапоги скинуть. Сам не помню, как удалось избавиться от сапог, еле заполз на лодку. И тут слышу истошный вопль костюмерши: «А где сапоги?!» Ведь сапоги – это реквизит…

В хорошей компании я могу быть веселым. Но в принципе я нелюдимый и самодостаточный – мне одному хорошо. Хотя, например, коллег разыгрывать люблю. Рассказал бы несколько историй, но все мои розыгрыши, мягко говоря, не очень приличные — нельзя рассказывать. И на съемках, бывало, обхохочешься!

К примеру, одну из сцен последней комедии Гайдая «На Дерибасовской хорошая погода…» мы снимали на полигоне Таманской дивизии. Если вы помните, там был эпизод, где мой герой-мафиозо Кравчук появляется с черным ухом, и вся хохма-то была во фразе «Я его у негра взял на пересадку!» Ухо мне наклеивали на студии, потому что это довольно сложный процесс, а потом мы все вместе выехали на съемки – целая колонна машин. И вот свистит нам на повороте гаишник – аж разрывается, как свистит. Я медленно из машины выхожу, ухо рукой прикрыл, и говорю: «Ну, чего ты свистишь? У меня от твоего свиста все ухо почернело! Смотри!» Он, конечно: «Га-га-га!!!» И пропустил нас – вот такую пользу принесло мое черное ухо».

Украинский мафиозо Кравчук. «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди», 1992 г.

ТРИ СТАДИИ АКТЕРСКОЙ УЗНАВАЕМОСТИ

«Помню, на последнем курсе «Щуки» многие мои однокашники были на седьмом небе от счастья: мол, все, мы – Артисты. На что наш педагог Владимир Этуш сказал: «Нет, дорогие друзья. Артистами вы станете только тогда, когда пройдете по улице, и вам вслед скажут: «Смотрите — артист пошел». Пока диплом ваш ничего не значит». А Савелий Крамаров говорил, что три стадии есть узнаваемости. Первая, это когда тебя путают с кем-то: «Слушай, больно твоя рожа знакомая — ты на седьмом известковом карьере не работал проходчиком?» Вторая – это когда уверенно говорят: «О, не знаю, где видел, но это артист!» Могут добавить обидное «который всегда дураков играет». И третья — когда узнают по фамилии. Крамаров мне все время повторял: «Пройдешь все три стадии, значит, состоялся».

К сожалению, до этого доживают не все. Я до этой «высшей» третьей стадии дошел только в последние годы, когда часто стали крутить старые картины. Совсем старые — про партизан и колхозы – ушли, выжили только комедии. И зрители, наконец, мою фамилию в титрах прочитали.

Кадр из комедии «Самая обаятельная и привлекательная», 1985 год

«Ширли-мырли», 1995 год

Тот же Крамаров был и моим учителем по женской части. Савелий действительно женщин любил, но он не был бабником. Просто он искал свой идеал. Кстати, у него был потрясающий способ «заклейки» — безотказный. Подходил к понравившейся, со словами: «Девушка, скажите, пожалуйста…» Та естественно его узнавала. Он как будто задумывался: «Что бы такое спросить?» Ее лицо тут же, как правило, расплывалось в улыбке. И все – «приехали».

А вот я, к сожалению, такой человек, что работа для меня всегда была главным делом, и на женщин времени как такового не оставалось. Представь: я снимался в среднем в 7 картинах в год, еще и работал в театре, так что тут не до чего. Результат — поздняя первая женитьба. Еще более поздняя – вторая. Елене было 19, когда мы поженились, а мне — уже 49! Поэтому сейчас я, конечно, завидую дико коллегам, которые успевают все. Они детей родили рано, у них уже внуки пошли и правильно – надо это все делать рано. Если ты талантлив, удачлив, — профессия от тебя не уйдет.

Михаил Кокшенов, Савелий Крамаров и Семен Фарада на съемках фильма «Русский бизнес», 1993 год

Я подался в режиссеры в 1992-ом году, когда у нас все немножко остановилось. Тогда-то мне кто-то сказал: «Давай найдем любителей кино», это тогда так назывались спонсоры. «Любители кино» нашлись, мы «выписали» из Америки Савелия Крамарова и сняли фильм «Русский бизнес».

Я снял 15 фильмов. Причем поначалу же со мной просто анекдотические ситуации происходили. Первая моя картина: снимаем на Арбате, ноябрь, промозглая погода. Я сыграл свой эпизод, начинаю одеваться. Довольный, что, наконец, отмучился и можно ехать домой. И вдруг слышу голос Кучи — Натальи Крачковской: «Михал Михалыч, ты куда? Ты же режиссер, надо до конца сидеть». Представляешь, забыл! Автопилот включился. Так после того случая свои эпизоды всегда в конец ставлю — чтобы не травмировать себе душу. Принесла ли мне популярность дивиденды в виде хорошего счета в банке, недвижимости за границей и замка в Подмосковье? Все относительно. Популярность – очень удобная вещь. А какие конкретно дивиденды? Не скажу. Это моя коммерческая тайна!»



0 коммент.:

Отправить комментарий

Популярное

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание рекламных материалов и информационных статей, которые размещены на страницах сайта, а также за последствия их публикации и использования. Мнение авторов статей, размещённых на наших страницах, могут не совпадать с мнением редакции.
Вся предоставленная информация не может быть использована без обязательной консультации с врачом!
Copyright © Шкатулка рецептов | Powered by Blogger
Design by SimpleWpThemes | Blogger Theme by NewBloggerThemes.com & Distributed By Protemplateslab