воскресенье, 31 октября 2021 г.

Арсений Тарковский: лучшие стихи


Арсений Тарковский: лучшие стихи

О жизни, творчестве и военном времени Арсения Тарковского.

В 1967 году Арсений Тарковский написал стихотворение, которое знают все. За исключением, возможно, родившихся после 2000-го Сейчас кто-то удивится, но…

Вот и лето прошло…

Вот и лето прошло,
Словно и не бывало.
На пригреве тепло.
Только этого мало.

Всё, что сбыться могло,
Мне, как лист пятипалый,
Прямо в руки легло.
Только этого мало.

Понапрасну ни зло,
Ни добро не пропало,
Всё горело светло.
Только этого мало.

Жизнь брала под крыло,
Берегла и спасала.
Мне и вправду везло.
Только этого мало.

Листьев не обожгло,
Веток не обломало…
День промыт, как стекло.
Только этого мало.

Арсений и Валерий Тарковские с матерью // Формаслов

Арсений Александрович Тарковский родился 25 июня 1907 года на территории нынешней Украины в Елисаветграде (Херсонская губерния). Семья Тарковского имела дворянское происхождение. Отец служил в банке, интересовался литературой и журналистикой. Мария Рачковская — мать поэта — преподавала в воскресной школе и в частных училищах.

Александр Тарковский водил сыновей (у Арсения был еще брат Валерий) на поэтические вечера, занимался с ними иностранными языками и всеми силами поддерживал зарождающийся у детей интерес к поэтическому слову — рифмовать ребята начали в раннем детстве. По праздникам в семье разыгрывались спектакли по рассказам и сказкам братьев Тарковских… К сожалению, эти биографические подробности, как и творческое наследие поэта, довольно долго было скрыто от широкого читателя.

Благополучное детство плавно перетекло в трудную юность. В гимназии Арсений учился без особого энтузиазма, пережил вместе с семьей потерю дома, брат Валерий погиб в пятнадцатилетнем возрасте в бою против банды атамана Григорьева, будущий поэт видел, как избивали его родных. Все эти испытания безусловно отразились в текстах, одной из ключевых тем которых стала тема рока, фатума, предопределения.

Посредине мира

Я человек, я посредине мира,
За мною мириады инфузорий,
Передо мною мириады звёзд.
Я между ними лёг во весь свой рост —
Два берега связующее море,
Два космоса соединивший мост.

Я Нестор, летописец мезозоя,
Времён грядущих я Иеремия.
Держа в руках часы и календарь,
Я в будущее втянут, как Россия,
И прошлое кляну, как нищий царь.

Я больше мертвецов о смерти знаю,
Я из живого самое живое.
И — боже мой! — какой-то мотылёк,
Как девочка, смеётся надо мною,
Как золотого шёлка лоскуток.

С 1925 по 1929 гг. Арсений Тарковский учился в Москве на Высших литературных курсах. С 1933 года начал заниматься переводческой деятельностью, успех в которой пришло значительно быстрее, нежели в поэтическом творчестве. В 1934 вышли первые книги переводов, в 1940 году Арсений Тарковский был принят в Союз советских писателей благодаря переводам киргизской, туркменской поэзии и грузинских народных песен.

***

Я прощаюсь со всем, чем когда-то я был
И что я презирал, ненавидел, любил.

Начинается новая жизнь для меня,
И прощаюсь я с кожей вчерашнего дня.

Больше я от себя не желаю вестей
И прощаюсь с собою до мозга костей,

И уже, наконец, над собою стою,
Отделяю постылую душу мою,

В пустоте оставляю себя самого,
Равнодушно смотрю на себя — на него.

Здравствуй, здравствуй, моя ледяная броня,
Здравствуй, хлеб без меня и вино без меня,

Сновидения ночи и бабочки дня,
Здравствуй, все без меня и вы все без меня!

Я читаю страницы неписаных книг,
Слышу круглого яблока круглый язык,

Слышу белого облака белую речь,
Но ни слова для вас не умею сберечь,

Потому что сосудом скудельным я был
И не знаю, зачем сам себя я разбил.

Больше сферы подвижной в руке не держу
И ни слова без слова я вам не скажу.

А когда-то во мне находили слова
Люди, рыбы и камни, листва и трава.

Арсений Тарковский, военное фото. Источник: lenta.tv // Формаслов.

В начале Великой Отечественной войны Арсений Тарковский не раз обращался в Президиум Союза писателей с просьбой отправить его на фронт, и в 1942 его зачисляют на должность писателя армейской газеты «Боевая тревога».

Суббота, 21 июня

Пусть роют щели хоть под воскресенье.
В моих руках надежда на спасенье.

Как я хотел вернуться в до-войны,
Предупредить, кого убить должны.

Мне вон тому сказать необходимо:
«Иди сюда, и смерть промчится мимо».

Я знаю час, когда начнут войну,
Кто выживет, и кто умрет в плену,

И кто из нас окажется героем,
И кто расстрелян будет перед строем,

И сам я видел вражеских солдат,
Уже заполонивших Сталинград,

И видел я, как русская пехота
Штурмует Бранденбургские ворота.

Что до врага, то все известно мне,
Как ни одной разведке на войне.

Я говорю — не слушают, не слышат,
Несут цветы, субботним ветром дышат,

Уходят, пропусков не выдают,
В домашний возвращаются уют.

И я уже не помню сам, откуда
Пришел сюда и что случилось чудо.

Я все забыл. В окне еще светло,
И накрест не заклеено стекло.

Участие в боевых действиях не помешало Арсению Тарковскому продолжить писать. В его стихах чувствуется гордость за советскую армию. Кроме того, Тарковский создает басни, высмеивающие «гитлеровцев» — можно предположить, как это поддерживало боевой дух однополчан.

Близость войны

Кто может умереть — умрет,
Кто выживет — бессмертен будет,
Пойдет греметь из рода в род,
Его и правнук не осудит.

На предпоследнюю войну
Бок о бок с новыми друзьями
Пойдем в чужую сторону.
Да будет память близких с нами!

Счастливец, кто переживет
Друзей и подвиг свой военный,
Залечит раны и пойдет
В последний бой со всей Вселенной.

И слава будет не слова,
А свет для всех, но только проще,
А эта жизнь — плакун-трава
Пред той широкошумной рощей.

Дети Арсения Тарковского Андрей и Марина // Формаслов

Невозможно охватить все наследие Тарковского и завизировать: «вот эти стихи — лучшие», потому что сразу напрашивается вопрос: а почему эти? А почему не те? Зато можно с уверенностью сказать, что еще одной важной, если не ключевой, темой творчества Арсения стала любовь. Поэт пытается вернуть настоящей, чистой любви статус «божественности», как бы стряхивая с этого чувства пыль, которая «налипла» за время развития человеческой цивилизации.

Первые свидания

Свиданий наших каждое мгновенье
Мы праздновали, как богоявленье,
Одни на целом свете. Ты была
Смелей и легче птичьего крыла,
По лестнице, как головокруженье,
Через ступень сбегала и вела
Сквозь влажную сирень в свои владенья
С той стороны зеркального стекла.
Когда настала ночь, была мне милость
Дарована, алтарные врата
Отворены, и в темноте светилась
И медленно клонилась нагота,
И, просыпаясь: «Будь благословенна!» —
Я говорил и знал, что дерзновенно
Мое благословенье: ты спала,
И тронуть веки синевой вселенной
К тебе сирень тянулась со стола,
И синевою тронутые веки
Спокойны были, и рука тепла.
А в хрустале пульсировали реки,
Дымились горы, брезжили моря,
И ты держала сферу на ладони
Хрустальную, и ты спала на троне,
И — боже правый! — ты была моя.
Ты пробудилась и преобразила
Вседневный человеческий словарь,
И речь по горло полнозвучной силой
Наполнилась, и слово “ты” раскрыло
Свой новый смысл и означало: царь.
На свете все преобразилось, даже
Простые вещи — таз, кувшин, — когда
Стояла между нами, как на страже,
Слоистая и твердая вода.
Нас повело неведомо куда.
Пред нами расступались, как миражи,
Построенные чудом города,
Сама ложилась мята нам под ноги,
И птицам было с нами по дороге,
И рыбы подымались по реке,
И небо развернулось пред глазами…
Когда судьба по следу шла за нами,
Как сумасшедший с бритвою в руке.

Сборник “Перед снегом” // Формаслов

Первое намерение опубликовать дебютный сборник Тарковского провалилось из-за отказа поэта включать в него политические стихи. Но со временем книга все-таки выходит — в 1962 году. Писателю к этому моменту Арсению Александровичу исполнилось 55 лет. За первым сборником («Перед снегом»), появляются «Земле — земное» (1966) и «Вестник» (1969), Арсения Тарковского начинают приглашать на выступления в популярные поэтические клубы, печатать в журналах. Последней прижизненной книгой стала «Звезды над Арагацем», которая вышла в 1988 году.

Конечно, сложно выбрать «лучшие стихи Тарковского» из всего многообразия слов, смыслов и отсылок, оставленных нам поэтом. Арсений Тарковский преданно сохранил в своем творчестве традиции серебряного века, но и не пренебрегал изображением современных ему реалий.

27 мая 1989 года Арсений Тарковский ушел из жизни. Известно, что состояние здоровья поэта начало стремительно ухудшаться после смерти сына Андрея, знаменитого режиссера, в 1986 году.

В дороге

Где черный ветер, как налетчик,
Поет на языке блатном,
Проходит путевой обходчик,
Во всей степи один с огнем.

Над полосою отчужденья
Фонарь качается в руке,
Как два крыла из сновиденья
В средине ночи на реке.

И в желтом колыбельном свете
У мирозданья на краю
Я по единственной примете
Родную землю узнаю.

Есть в рельсах железнодорожных
Пророческий и смутный зов
Благословенных, невозможных,
Не спящих ночью городов.

И осторожно, как художник,
Следит приезжий за огнем,
Покуда железнодорожник
Не пропадет в краю степном.

Валерия Макеева



0 коммент.:

Отправить комментарий

Популярное

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание рекламных материалов и информационных статей, которые размещены на страницах сайта, а также за последствия их публикации и использования. Мнение авторов статей, размещённых на наших страницах, могут не совпадать с мнением редакции.
Вся предоставленная информация не может быть использована без обязательной консультации с врачом!
Copyright © Шкатулка рецептов | Powered by Blogger
Design by SimpleWpThemes | Blogger Theme by NewBloggerThemes.com & Distributed By Protemplateslab